Сергей Карякин: Когда я вышел на первое место, меня не выпустили на старт

17 Сентября 2016
Сергей Карякин: Когда я вышел на первое место, меня не выпустили на старт

Первый российский квадроциклист ралли «Дакар», екатеринбуржец Сергей Карякин готовится к новой гонке. Двухнедельный марафон в Южной Америке — настоящая проверка на прочность. Гонщиков ждут тяжелые пески, экстремальные перепады температур и тысячи километров в пути. Пока Карякин будет покорять полторы тысячи километров по бездорожью, через пески и барханы.

В субботу, 10 сентября, уралец стартует во внедорожной гонке «Can-Am Trophy Russia — Элиста — Астрахань». Как проехать самую сложную трассу в мире, сколько зарабатывают на ралли и как предотвратить судейский произвол — в интервью Сергея Карякина.

Для Сергея Карякина предстоящий «Дакар» станет уже четвертым в карьере. Двухнедельный ралли-марафон начнется 2 января 2017 года и объединит три страны Южной Америки: Парагвай, Боливию и Аргентину. Пока Карякин будет покорять полторы тысячи километров по бездорожью, через пески и барханы.

— Can-Am Trophy Russia — это репетиция перед «Дакаром»?

— Can-Am Trophy — это пески, степи — некоторые трассы похожи на «Дакар». Правда, я поеду не на квадроцикле, а на багги, потому что захотелось чего-то нового. В России я езжу на багги, а за границей, на «Дакаре», я все еще участвую на «квадрике». И буду участвовать до тех пор, пока не выиграю.

— На прошлом «Дакаре» вам присудили 4 место, с которым вы были не согласны. Вы так и не стали оспаривать тот результат?

— Мы не стали оспаривать, потому что так и не получили документы. После гонки я писал письма, приходили автоматические ответы — вся команда «Дакара» в отпуске, пишите позже. На самой гонке мы так и не смогли добиться от организаторов временных карт, нас просто посылали в разные места, и нигде не смогли их найти.

Когда я вышел на первое место, меня не выпустили на старт

— Это была политика или происки конкурентов?

— Может, конечно, конкуренты заплатили кому-то, но я сильно сомневаюсь. Я не знаю, как назвать эту ситуацию. Раз-два — это может быть совпадение, но там было системное, планомерное давление на гонщика. Когда я занял первое место в общем зачете после этапа по всем предыдущим спецучасткам, на следующий день меня не выпустили на старт. Якобы сломался прибор, они мне его минут 30 перепрограммировали, обещали вернуть это время, но по факту — не вернули. У меня шесть раз меняли навигационное оборудование. На одном из спецучастков организаторы потом из результатов убрали 5 км, но при этом у меня общее время увеличилось. То есть я проехал на 5 км меньше, а общее время стало больше. Это был вопиющий случай. Я не знаю, что это была за игра, я был очень зол, это было неприятно.

— Учитывая, как сейчас нагнетается ситуация вокруг российского спорта, возможно ли что вас — россиянина — не пустят на «Дакар»?

— Нет, мое участие уже подтвердили. Есть официальное письмо за подписью шести судей. Я думаю, что не должно быть такой ситуации.

— А что касается участников «Дакара» из других стран, как они относятся к вам?

— Все улыбаются в лицо, все как обычно. Но были ситуации, когда я спрыгивал с дюны, переворачивался, меня накрывало квадроциклом, а другие участники просто проезжали мимо и даже не останавливались помочь.

На прошлом «Дакаре» передо мной разбился мотоциклист, я остановился ему помочь, нажал на красную кнопку, все сделал, как положено. Посадил его на мотоцикл, он со сломанной ключицей доехал до финиша, там три километра оставалось. Я сообщил организаторам, что потерял на этом полчаса, но они этого не учли.

— То есть существует специальный протокол действий в таких ситуациях, а гонщику потом должны вернуть потерянное время?

— Конечно. Это ралли, там не на каждом метре стоят системы безопасности. Там есть спецучастки, например, по 500 километров.

Это как проехать от Екатеринбурга до Перми, например, по асфальту. А когда едешь по пескам, по бездорожью, это совсем другое расстояние, очень сложно. И многие допускают ошибки просто из-за усталости.

Когда я вышел на первое место, меня не выпустили на старт

— Насколько мне известно, ваше участие в предстоящем «Дакаре» было под вопросом, спонсор появился в последний момент. Сколько стоит участие в «Дакаре»?

— В этом году я на самом деле даже не планировал участвовать в «Дакаре», потому что сейчас кризис и очень тяжело с работой. Потом каким-то чудом появилась компания «Fores». Они сами мне написали и сообщили, что хотят меня поддержать. Выделили весь бюджет на участие, порядка 10 миллионов рублей.

— Что входит в эту сумму?

— Это взнос за участие в «Дакаре», перелеты, приобретение техники, запчасти, расходники, бензин, зарплаты PR-менеджерам, механикам, приобретение брендированной одежды и многое другое. Этот бюджет еще самый минимальный, который только может быть. Есть топовые команды, которые эти две недели практически отдыхают во время гонки, живут в комфортных условиях. За эти деньги я живу в палатке, лечу экономом, сомнительный вид отдыха. Но я получаю искреннее удовольствие и очень рад, что в меня верят. Я это очень ценю.

— Вы сейчас начали выкладывать ролики, где рассказываете, как модернизируете ваш новый квадроцикл. Не боитесь, что кто-то из ваших конкурентов что-то увидит и использует это у себя, против вас?

— Пускай смотрят, я всегда за здоровую конкуренцию.

— А ваши конкуренты тоже дорабатывают свою технику, или у них другие возможности в плане сборки машин?

— Да, топовые гонщики получают детали напрямую от Yamaha. Российское представительство Yamaha даже не дает никакой скидки. В Екатеринбурге я договариваюсь с дилерами, они за свой счет продают мне технику дешево, а Yamaha никак не идет навстречу. Да и с государством такая же история. Если брать гонщиков из ТОР-15, у них всегда в спонсорах или Олимпийский комитет, Спортивный комитет, или Автокомитет. У нас такого нет. Деньги не выделяются, никому ничего не нужно. Госкомпании — то же самое.

Остается надеяться на частные компании, которые практически из своего кармана выкладывают эти деньги. К сожалению, наше законодательство никак не поощряет такое спонсорство. За границей есть очень хороший опыт. Там сумма, выделенная на спонсорство, извлекается из налогооблагаемой базы, и, конечно, это сильно упрощает все. Эффективность трат этих денег гораздо выше.

Когда я вышел на первое место, меня не выпустили на старт

— Кто вместе с вами едет на «Дакар»?

— У меня минимальная команда. Механик — Сергей Говорухин, менеджер — Александр Доросинский. Он мой давний друг, тренировал меня в классическом ралли, он понимает гонку изнутри. Александр возьмет на себя работу с организаторами «Дакара», чтобы я мог сосредоточиться на гонке. Менеджер будет добиваться справедливости, чтобы я получил заслуженный результат.

— Что самое сложное на «Дакаре»?

— Все сложно, помимо трудных трасс, нужно каждый день в течение двух недель вставать в 4-5 утра и ехать до 6-7 часов вечера. Утром температура плюс пять, днем — плюс 55, вечером снова холодно.

Больше 12 часов за рулем, не в машине с кондиционером, а на палящем солнце, проезжаешь по тысяче километров в день.

— Что получает победитель гонки?

— Только кубок. Но выиграть «Дакар» — это престижно, это неплохой личностный рост, приятно самому себе. Это самая сложная гонка в дисциплине ралли-рейд.

— Когда выиграете, чем займетесь?

— Не знаю, постараюсь пересесть на машину, наверно.

— Перед тем, как поехать на «Дакар», какие старты еще у вас запланированы?

— С 10 по 16 сентября я буду на «Can-Am Trophy Russia. Элиста. Астрахань», 1—2 октября — чемпионат России в Пензе. Я туда случайно отобрался, когда принял участие в «Ладога — Трофи» — 7 дней по бездорожью, 1800 км по болотам, по непроходим лесным чащам. После чемпионата России поеду тренироваться в Киргизию, по пескам кататься. В середине ноября полечу во Францию грузить «техничку» вместе с квадроциклом на паром. И потом уже «Дакар» 2 января 2017 года.



По материалам:  URA.Ru
Автор:  Татьяна Ларина
Фото:  из личного архива Сергея Карякина

Читайте также:

Дорога - это единственное, что тебе никогда не изменит. Наскучит уют, остынет любовь, и останется только Дорога